Телефон доверия редакции газеты: (8782) 26-36-01
Мы в соцсетях


RSS Лента


Скальный погост в балке Шубшурук

Новости - Общество

Попасть в балку Шубшурук совсем несложно. Балка с целым городом пещерных захоронений притаилась в укромных складках холмов, слагающих плато Бийчесын. От аула Сары-Тюз или Карачаевска до устья балки Кубрань, где давно располагается больница, добраться несложно. Миновав территорию больницы, следуем вверх по балке, вдоль изгороди, ограждающей сад. Затем по крутому серпантину вверх до выхода на плато. Подъем довольно крут, после дождя подниматься сложно, но, в общем-то этот маршрут осилит любой, правда, иногда поминая чёрта. Преодолев последний уже пологий подъем, а это в сорока минутах ходьбы от больницы, сворачиваем примерно на 45 градусов вправо. Спускаемся в балку Шубшурук и видим неповторимое – город мертвых.

Одиночные захоронения известны в долинах притоков Теберды и Лабы, но такое сосредоточение их в одном месте – загадка загадок. 15 погребальных камер давно разграблены, не осталось почти ничего на песке их днищ. Что не унесли грабители, развеяли в прах дождь и ветер. Правда, совсем недавно здесь были найдены остатки деревянного гребня и несколько стеклянных бусин, да сплошь у подножья скалы находят осколки серой погребальной керамики.

Удивительно, что камеры в балке Шубшурук располагаются в три и даже в четыре этажаМогилы вырублены в скале примитивными инструментами, следы от которых прекрасно сохранились. Есть среди них и сообщающиеся; есть камеры такого большого объема, что можно предполагать не одиночное, а групповое захоронение. Это вовсе необычно... Возможно несколько впадин и выбоин вначале были естественным выветриванием в скале, что подсказало возможность углубить выемки в мягком грунте, а так как порода песчаника легко копалась - это послужило основанием для создания новых могил в этом месте. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что захоронения - художественно оформлены. Их отверстия подковообразны и явно не замуровывались "под скалу", не прятались, не скрывались. Само место - по красоте и своеобразию могло быть "сакральным" - став местом поклонения "духам предков". Перед скалой - довольно обширное ровное место с чашечным камнем - свидетельство жертвоприношений.

Многие археологи спорят о принадлежности этих захоронений, но аланы, тюрки или хазары оставили эти могильники - сказать невозможно. Погребальный обряд по остаткам костей был неопределим. В 60-е годы Т. Минаева исследовала некоторые погребения в специально выдолбленных пещерах в толщах отложений песчаника на территории от верховий бассейна Терека до Большой Лабы, объяснив это миграцией алан VI-VII вв. с равнинной части Предкавказья в горы под напором кочевников. Оказавшимся в условиях горного малоземелья аланам пришлось изменить традиционный обряд погребения. Это возможно. Погребальное сооружение составляет элемент погребального обряда, но иногда он подвергается изменениям в зависимости от географической среды, в которую попадает народ. В горах невозможно сделать такую же могилу, как в степи, и наоборот. Но изменившаяся форма погребального сооружения еще долго сохраняет этнические особенности содержания погребального ритуала — сопровождение покойного различными, свойственными только этому этносу предметами культа или хозяйственного быта, определенное положение покойного, обрядовая пища, ориентировка костяка... Преемственная связь поколений особенно ярко проявляется именно в обычаях похоронно-поминального цикла. Уже давно отмечен стойкий консерватизм этого печального ритуала, сохраняющего немало архаических обрядов, уходящих корнями в глубокую древность. Поменять похоронный обряд - поменять ментальность. Это - или смена веры, или ассимиляция. Поэтому сама форма погребального сооружения без учета сопровождающего обряда не может служить этническим признаком в условиях Северного Кавказа. Тем более не могут быть такими признаками предметы, легко переходящие от одной культуры к другой и свидетельствующие скорее о торгово-экономических связях,— оружие, украшения, предметы поясного набора, конской сбруи... Любое племя, попавшее в условия высокогорного Кавказа, оказывалось перед дилеммой — соблюдение прежних погребальных и хозяйственных традиций либо подчинение естественным природным условиям гор и образу жизни горцев. Длительное, многовековое общение с кавказским этнокультурным миром нивелировало материальную культуру пришлых народов. И там, где природное окружение не позволяло устраивать искусственные погребальные камеры, появились скальные могильники, состоящие из выдолбленных в песчанике “пещер”...

К настоящему времени все скальные захоронения полностью ограблены. Но при исследовании грабительских отвалов встречаются фрагменты шелковых тканей, которые в основном употреблялись в одежде погребенных. Часть тканей атрибутирована, среди них выделяются мешочек-реликварий из византийского шелка экстра-класса со сценой охоты сасанидского принца Бахрама Гура, датируемого рубежом VII-VIII вв., фрагмент ткани с кожаными аппликациями из римско-египетского города Антинои, тонкий шелк из Китая и многочисленные находки согдийского шелка. Согласно исследованиям Т. Минаевой, скальные могильники верховьев Кубани - Шубшурук, Гиляч, Амгата, Подорванная и Мощевая балки датируются VII - XI-XII вв.

Увы, археология, имеющая дело с погостами и выгребными ямами прошлого и пытающаяся восстановить дух народа по ручкам их котлов, редко делает надежные выводы. Следует поискать в другом месте - в сфере духа. Скифские курганы на степных ветрах, величественные пирамиды египетских фараонов, тихая скорбь деревянных крестов русских могил и задумчивые обелиски мусульманских кладбищ, парадно-вычурные погосты Европы и Америки - живые чтят память усопших всяк по-своему, привнося в обряд захоронения таинство перехода души в мир то ли сущий, то ли в отчаянно иллюзорный. Как бы там ни было, но слияние с вечностью живо у любой, даже безымянной могилы.

Многие фундаментальные понятия, связанные со смертью, оказываются общими в культурах разных народов: рождение и смерть, жизнь до рождения и после смерти, одномоментность и повторяемость бытия, словом, большинство идей о цикличности, двойственности, о конфликте, заложенном в мире. Но не следует думать, что у смерти есть некий универсальный язык. “Языки смерти” отличаются друг от друга, как все языки человечества. И лучшее свидетельство этому — разнообразие похоронных обрядов, в которых сконцентрированы понятия разных народов о том, чем, собственно, является смерть.

Ни одна обрядность не знает такого разнообразия традиций, как похороны. Более того: это, видимо, единственный современный обряд, который до сих пор не утратил даже в странах “атеистических” и “цивилизованных” своего сакрального смысла. Смерть слишком серьезна, чтобы подходить к ней с точки зрения обыкновенного ratio…

...Человеческое сочувствие и уважение к мертвому восходят в истории человечества к самым древним временам. С эпохой позднего палеолита связаны и первые бесспорные погребальные обряды. Иногда клали труп прямо в огонь очага, тело обгорало или превращалось в пепел и золу. В других местах мертвых хоронили в специально выкопанных могилах, причем зачастую на голову, грудь и ноги покойника накладывали камни, как будто хотели предупредить возможность для мертвого встать. Возможно, поэтому мертвых иногда связывали и хоронили в сильно скорченном виде. Нередко голову умершего посыпали красной краской, а иногда покойников оставляли в пещере, вход в нее заваливали большими камнями. С мертвым в могилу клали украшения, каменные орудия, пищу.

В эпоху античности наряду с погребением в землю, существовала также и кремация. Римские урны с пеплом обычно устанавливались в колумбарии, располагавшиеся в специально выстроенных для этой цели помещениях прямоугольной или овальной формы, и вмещавших до 700 ниш с замурованными урнами.

Могилами у древних иудеев служили простые ямы, выкопанные в земле, или пещеры, которых множество в Палестине. Вход в пещеру заваливали камнем. Иногда могилы высекались в скалах и имели внутри вид обширной комнаты с маленькими боковыми камерами. Богатые обыкновенно имели фамильные могилы и любили высекать их высоко в скалах. Считалось унизительным не быть погребенным в могиле своих отцов. После зимних дождей могилы белили мелом для того, чтобы предупреждать единоверцев от осквернения при прикосновении к могиле, и потому Иисус Христос уподоблял фарисеев окрашенным, т.е. наружно красивым гробам, внутри наполненным костями мертвых и всякою нечистотою.

Монголы же держали место захоронения своих ханов в тайне. Неизвестно до сих пор, где похоронен Чингисхан. В одной из монгольских летописей говорится, что над могилой Чингисхана прогнали табун в 10 тысяч лошадей, чтобы сровнять место погребения с землей. Что и говорить, у каждого народа существует свой ассоциативный фундамент по отношению к жизни и смерти и, соответственно, явлениям, которые они обозначают. Европейскому сознанию трудно мириться с тем, что к смерти можно отнестись не просто спокойно, но даже с определенной долей оптимизма. Китайцы, например, не видят в смерти ничего особенно трагического. Старый человек относится к кончине как к возможности встретиться с ушедшими близкими, поэтому у китайцев покупка гроба живым престарелым родителям воспринимается как высшее проявление сыновней заботы.

Очевидно, что народ, оставивший погребения в балке Шубшурук, был языческим. Если погребения разграблены - значит, там было, что украсть. Но только зороастрийцы полагали, что за гранью жизни следует полный распад. Кроме них, в истории человечества, пожалуй, нет такой цивилизации, которую не интересовал бы вопрос - что же происходит с мертвыми? Включаются ли они в круговорот корней и червей, получают ли новое воплощение или отправляются “на тот свет” для другой жизни? И где он – “тот свет” и что собой представляет? Блаженную страну, “где страху нет места, а жильцам омерзительны распри”, – как считали древние египтяне, или мрачную “страну теней”, Аид, в которую верили древние греки, или Рай и Ад, где происходит расплата – блаженством или муками – за содеянное в земной жизни? Народ, живший на этих землях, тоже имел какой-то свой, но явно не зороастрийский взгляд на загробную жизнь...

Входы в камеры закрывались каменной плитой. Сооружалось нечто наподобие склепа, но плиты утрачены, черные глазницы последних убежищ древних поселенцев Кавказа бесстрастно глядят на нас, словно глазницы черепа. А мы остаемся с вопросами, на которые никогда не будет ответа...

Ольга МИХАЙЛОВА.

Фото предоставлено Центром детского и юношеского туризма КЧР.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Find the Best Web Hosting which offers reliable service and top quality support
Новости партнеров
Комментарии
  • Miagairl
    price colchicine 0.6 mg order allopurinol online can i buy doxycycline ...

    Подробнее...

     
  • Orval
    Hi there! I just wantedd to aask if you ever have any trouble with ...

    Подробнее...

     
  • ifolisajariz
    Advance gxf.nvgu.denres p.ru.bpd.fd triplets detach, recessive ...

    Подробнее...

     
  • uhigasu
    A vnu.inaj.denres p.ru.vuh.gd menstruation subcutaneous [URL=https://jm ...

    Подробнее...

     
  • ThomasIdoni
    24 hour pharmacy near me viagra from canadian pharmacy pharmacy ...

    Подробнее...

Календарь
Голосования
Как вы относитесь к введению новых пенсионных правил?