Телефон доверия редакции газеты: (8782) 26-36-01
Мы в соцсетях


RSS Лента


Долгая дорога домой

Новости - Люди и судьбы
Аминат ДЖАУБАЕВА                                                                                                                       2019-05-02
Моя собеседница Балуа Коркмазова родилась в октябре 1930 года.
- Было мне неполных тринадцать лет, но день, когда депортировали наш народ в Среднюю Азию, помню смутно, помню, как весь аул Нижняя Теберда, где мы жили, пришел в несусветное движение - плакали женщины, дети, истошно выли собаки, мычали коровы, до которых никому не было дела…Первое время пришлось несладко - голод, холод, пренебрежительное, если не сказать иезуитское отношение сотрудников спецкомендатуры, и все же село Чалдовар Казахской ССР на целых четырнадцать лет стало для нас любимым и родным краем, - говорит Балуа Хаджи-Османовна.
Там, в Чалдоваре, она пошла в третий класс, но окончить школу ей не удалось. Погиб на фронте отец, мама работала в колхозе, в хлопководческом звене, с ней же старшие сестры Балуа. Оттого девчушка очень быстро научилась вставать на ранней зорьке, варить обед на всех, стирать, колоть дрова. А еще она регулярно, тайком от матери, бегала со сверстниками на совхозные поля собирать колоски, оставшиеся после уборки хлебов.
- Почему тайком?
- Мать бы заругалась, - отвечает Балуа, - потому что объездчики, если бы нас увидели, то не только бы отобрали наши котомки с бесценным грузом, но и избили бы нещадно. Таких случаев было предостаточно.  Но мы во избежание этого пускались на всякие хитрости - прятались в зарослях бурьяна, увидев всадника с громадной плетью наперевес, или возвращались домой арыками - по пояс в мутной, грязной воде. Зато с каким наслаждением потом сестры тайком сушили эти колоски, пекли из полученной муки хлеб…
- Трудно было первые три-четыре года, - продолжает свой рассказ Балуа Хаджи-Османовна, - потому что не все смогли приспособиться к жизни в Азии. Умирали старики, дети… Помню слова моего дяди по материнской линии Ахмата Догужаевича Эбзеева: «Земля становится родной, навеки твоей, когда она на полметра вглубь пролита кровью твоего рода, твоего народа. Эти пески Казахстана пропитаны на достаточную глубину…».  Когда мне исполнилось 15 лет, я также пошла собирать хлопок. Первую свою почетную грамоту получила спустя три месяца, потому что собирала за день по 100-110 килограммов хлопка. Ударницами труда были и мои сестры с мамой, и вскоре пришел тот день, когда мы ее упросили уйти с этой тяжелой работы и посвятить себя домашним хлопотам. Нет, не потому, что мы уже жили безбедно, зажиточно, а потому что больно было смотреть на ее руки, тонкие запястья, исколотые, исцаранные кустами. Это только глядя на хлопковые поля, приходишь в восторг, а поработай несколько часов, спины сразу не разогнешь…
- А не пожалели впоследствии о том, что так и не удалось закончить учебу в школе?
- Наверное, нет, потому что бесцеремонная привычка начальствующих в колхозах, лукаво именуемая производственной необходимостью, по которой школьников, особенно из семей депортированных, могли сорвать с уроков и отправить на уборку хлопка, была очень распространена в Азии. Во всяком случае, мне довелось это на себе испытать. Потом моя мама Балача и ее сестра Батдай Эбзеевы были искусными портнихами, и мне нравилось куда больше наблюдать за их работой и учиться этому мастерству.
Забегая вперед скажу, что знакомство, некоторое знание этого мастерства помогало ей во всей дальнейшей жизни, а она складывалась так…
В Средней Азии все сестры обзавелись семьями. Если верно, что жилище каждый человек создает по своему собственному образу и подобию, то дом Балуа Хаджи-Османовны и ее супруга свидетельствовал о душевном здоровье и красоте, о ладе в семье. У супругов родилась девочка, которой очень обрадовались, потому как, по их убеждению, в семье первенцем всегда должна быть девочка - помощница, а потом уже мальчик - продолжатель рода. Малышку нарекли Фатимой, вот только прожила она только годик…
Конечно же, это был большой удар для молодых супругов, но его смягчило известие о реабилитации карачаевского народа и его долгожданном возвращении на родину.
- Балуа Хаджи-Османовна, а что для вас было наиболее впечатляющим в вашей жизни?
- Конечно же, День Победы и те дни, когда мой народ спешно засобирался и стал выезжать на Кавказ. В те дни казахи, русские, узбеки, живущие в селе, слезно просили: «Не уезжайте, потому что неизвестно, что вас ждет на родине… А вы так пришлись нам по душе - щедрые, порядочные, трудолюбивые, гостеприимные». Верно говорят: «Добрый сосед лучше восходящего солнца». Но есть и другая поговорка: «И собака хлеб - соль помнит», так что мы, пережившие депортацию, наши дети и внуки никогда не забудут доброту соседей, друзей, которых мы там обрели.
О том, каким был долгий путь домой, Коркмазова рассказывает, не торопясь, подбирая слова, иногда задумывается, и тогда на ее лице вспыхивает улыбка - чувствуется, как радостны ее воспоминания.
- Думы людей в пути были только о родине, только о ней. Если я и помнила, пусть даже несколько неясно, наш родной аул, то тем, кто родился в Азии, она представлялась по-разному - одному страной гор, отражающих своими белоснежными шапками восходящие и закатные лучи солнца, другим -весенней долиной, утонувшей в бело-розовом цвете. И вот мы в Карачаевске. Это не передать словами, это могут передать лишь кадры фотохроники, запечатлевшей, как встречали карачаевцев русские, черкесы, ногайцы, греки, осетины. Как разбирали их по своим домам, как резали баранов в честь такого знаменательного события, как помогали им строить дома.
О дружбе осетин и черкесов, дождавшихся своих кунаков карачаевцев, в нашей республике до сих пор ходят легенды.
Не все герои моих очерков остались в моей памяти, а забыть о том, как шел однажды по кладбищу аула Мара известный всей республике писатель, очеркист Анатолий Баскаев, никак не могу. Об этом мне рассказала моя коллега Людмила Осадчая: «Я пришла на могилу своего отца на уразу и вижу, как идет от могилы к могиле Баскаев: «Здравствуй, брат Аслан», «Прости, что так долго не был на твоей могиле, брат Магомед…»
О высокой человечности этого благородного осетина я могла бы привести немало примеров, как и об участнике ВОВ Николае Пахомове, Маджите Гогоберидзе, Петре Коропок, Александре Антонове, которые встречали карачаевский народ так искренне, так душевно, так тепло, что навсегда остались для него нравственным ориентиром. Но я немного отвлеклась.
- Вопрос, как жить дальше, где работать, встал сразу перед вами?
- Жить нам было где. Мы поселились в собственном доме в Бирлике с мамой и сыном Алим-Джашаром. Его отца к тому времени уже не было в живых. Сестры поехали с семьями в Нижнюю Мару, откуда родом были их мужья. А вот с трудоустройством было посложнее, но я всегда работу находила - на прополке, на сенокосе, на ферме. Куда легче и спокойнее стало, когда в Карачаевске открыли инструментальный завод - КАИЗ. Я пошла устраиваться сборщицей конденсаторов, а там желающих хоть отбавляй, конкурс, да и только, который бы вряд ли прошла со своим оставляющим желать лучшего образованием, но тут в отдел кадров зашел директор завода. Им оказался Владимир Шунгаров, с которым в Средней Азии мы собирали колоски…
На КАИЗе Балуа проработала 15 лет, еще столько же на конденсаторном заводе.
- Я часто перебираю в памяти имена людей, которые встречались мне в жизни и оставили яркий след. Одни из них, такие как Владимир Шунгаров, директор КЗК Пилял Хасанов, начальник цеха Мусса Джуккаев и другие, помогли мне утвердиться, освоить нелегкую профессию. Другие просто жили и работали рядом, показывая пример добросовестного отношения к порученному делу. Это Эрика Изрюмова, Сапият Темирджанова, Анна Васильева, Нина Горшкова, Мусса Экзеков, Екатерина Загидуллина и многие - многие другие. Многих из них уже нет на этом свете, но я до своего смертного часа буду помнить их.
В свои 89 лет Балуа Хаджи-Османовна держится довольно бодренько, несмотря на то, что сильно болят ноги. Все заботы по дому и по хозяйству взял на себя сын. Мужчина довольно резкий, прямолинейный, а каким еще должен быть бывший дальнобойщик, но, когда дело доходит до матери, проявляет необычайную душевную тонкость и мягкость. Радуют бабушку внуки, племянники и племянницы, которые очень любят перебирать с ней старые фотографии.
- Это мое любимое занятие, - говорит Балуа Хаджи-Османовна, - потому что когда держишь в руках эти драгоценные фотографии, то будто приближаешь давнее время. И пусть в нем было немало трудных времен - годы политических репрессий - 37-х, война, депортация, но мой народ выдержал все эти напасти и отметит в этом мае очередную волнующую дату - 62 года со дня возвращения на историческую родину, что еще раз подтверждает полную реабилитацию его чести и достоинства.
Аминат ДЖАУБАЕВА.
НА СНИМКЕ: Балуа КОРКМАЗОВА.
Фото автора.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Find the Best Web Hosting which offers reliable service and top quality support
Новости партнеров
Комментарии
  • fubnavyegogi
    Antenatal iap.zaoq.denres p.ru.knx.ce resort deformity, brachio-cephali ...

    Подробнее...

     
  • ArthurNum
    silkroad online pharmacy canadian online pharmacy yjwzyisflcpnm online ...

    Подробнее...

     
  • ijebehail
    An lwq.uipw.denres p.ru.lkw.wh speed [URL=http://sal lyrjohnson.com/ ...

    Подробнее...

     
  • unimnek
    Diet: xmv.ogod.denres p.ru.jub.hj obstruction, aluminium, [URL=http://cas ...

    Подробнее...

     
  • uyuvuiluk
    Confirm pey.iamy.denres p.ru.gay.me carcinomas, grafting [URL=http://mee ...

    Подробнее...

Календарь
Голосования
Как вы относитесь к введению новых пенсионных правил?