Телефон доверия редакции газеты: (8782) 26-36-01
Мы в соцсетях


RSS Лента


Кавказские мотивы писателя Либединского

Новости - Люди и судьбы
Людмила ОСАДЧАЯ                                                                                                                        2018-11-29
28 ноября исполнилось 120 лет со дня рождения  российского писателя, фронтового корреспондента, участника Гражданской и Великой Отечественной войн, удостоенного ордена Трудового Красного Знамени, медали за «Оборону Москвы» Юрия Николаевича Либединского (1898 - 1959 гг.). В эпоху сталинизма, когда с карты великой державы вдруг исчезли названия автономий репрессированных народов и под запретом жесткой цензуры возбранялось всякое упоминание о них, Либединский на свой страх и риск написал и подготовил к изданию книгу «Горы и люди», посвященную… Большому Карачаю. Опубликовать свое произведение в 1950 году ему удалось благодаря тому, что писатель искусно изменил топонимику населенных пунктов Учкуланского ущелья, а также урочищ, перевалов, многие имена действующих лиц. Но кто из нас, ныне живущих, будет оспаривать, к примеру, что Баташ из книги Либединского - это тот самый легендарный Боташ, который привел когда-то свое племя в верховья Кубани! А сама река, как ее ни называй (в данном случае Веселая), рекой и останется! И как же емко, с восхищением описал горную реку в своем романе писатель, не ставя под сомнение ни одну деталь: «Быстрые и холодные ручьи, низвергаясь из-под ледников в долину, сливаются в реку Веселую, которая является как бы стволом страны, а многочисленные притоки ее похожи на ветви этого ствола». В своем романе «Горы и люди» писатель воспел то общее, что было свойственно истории, быту горцев в начале ушедшего XX века.
Вообще-то, Либединский в своем творчестве всегда ходил по краю, рискуя порой свободой и жизнью. Так, в период Гражданской войны, будучи в колчаковском подполье, он вел революционную пропаганду среди солдат. Его сатирическая поэма «Серый патфиндер» (марка автомобиля Колчака) переписывалась в окопах от руки, за что начинающий писатель был арестован и жестоко избит. Власть не простила ему и доброго отзыва Н. Бухарина, члена ЦК КПСС, редактора газеты «Известия», о его творчестве в целом, а также повести «Рождение героя», в которой Либединский отразил процесс перерождения партийного аппарата в бюрократический. Книги его на какое-то время были запрещены и изъяты из библиотек, и ему чудом удалось спастись от ареста. Словом, жизнь испытывала его «на разрыв» не раз и не два…
Первая известность к нему пришла с публикацией повести «Неделя» (1922 г.), впоследствии переведенной на несколько европейских языков. Произведение повествует о революционных событиях в Челябинске, что не случайно. Детство и юность писателя прошли на Южном Урале. Он родился в Одессе в еврейской семье. Его отец, выпускник двух университетов, был врачом широкого профиля, мать - дантистом. Во время русско-японской войны Николай Львович Либединский служил при фронтовом лазарете, затем возглавлял Челябинский здравотдел, позже - Чрезвычайную комиссию по борьбе с тифом на Урале и Сибири. В результате, самоотверженно спасая жизни людей, себя уберечь он не смог. Его с почестями хоронил весь Челябинск, и для Юрия образ отца до конца жизни служил образцом высокой нравственности.
Свои первые рассказы Юрий начал писать, учась в Челябинском реальном училище. С началом Гражданской войны он прошел с Красной армией по Уралу, Западной Сибири, был политруком. В 1928 году Либединский переехал в Ленинград, где руководил писательской организацией. Здесь появились его новые книги: «Комиссары», «Гвардейцы», «Сослан-богатырь, его друзья и недруги».
На последней я остановлюсь подробнее. Дело в том, что мое знакомство с творчеством Либединского начиналось с легкой руки незабвенной Зинаиды Харитоновны Псхациевой, учительницы осетинского языка школы с. Коста Хетагурова. «Как же глубок и содержателен перевод наших нартских сказаний с осетинского языка на русский писателем Юрием Либединским! - восхищалась старейшая сельская учительница. - Ведь это настоящий памятник сокровищницы фольклора, о котором узнала вся страна!»
…Заинтересованная этой книгой, я с головой ушла в чтение прекрасных легенд о храбром нарте Урузмаге, чародейке и искуснице Шатане, повелителе зверей Афсати, коварном и хитромудром Сырдоне. «Мне выпало счастье работать над переводами осетинских нартских сказаний, - писал в предисловии Ю. Либединский. - Но уже закончив работу, я не смог с ней расстаться. Обособленные нартские сказания стали в моем воображении переплетаться, соединяться, срастаться, а в некоторых случаях дополняться мотивами кабардинских сказаний».
Кавказ стал «второй родиной» Ю. Либединского. Он долго жил среди осетин, кабардинцев и балкарцев, дагестанцев, бывал и в Большом Карачае. В своих очерках он с восторгом писал о том, что стал свидетелем развития литератур кавказских народов, не имевших ранее своей письменности.
Впервые он приехал в Микоян-Шахар (ныне Карачаевск) в 1935 году, и поскольку являлся председателем секции литератур народов Северного Кавказа, его прежде всего интересовала судьба нарождавшейся горской творческой интеллигенции. Он познакомился с писателем Хасаном Аппаевым, автором первого карачаевского романа «Черный сундук». Как пишет в своей книге «Дороги дружбы» доктор филологических наук, профессор Людмила Егорова, для того времени появление такого весомого литературного творения, раскрывающего народную жизнь, связанную с ростом национального самосознания, борьбой народа за землю и лучшую долю, стало выдающимся событием в горской автономной области. И именно в дни приезда писателя Ю. Либединского в Микоян-Шахаре состоялось обсуждение книги «Чёрный сундук», где присутствовали поэты Даут Байкулов, Осман Хубиев, Гемма Гебенов... Гостя из Москвы поразил не столько сюжет романа «про богачей и бедняков», «угнетённых и угнетателей» (ангажированная тема 20-30 годов), сколько россыпь мудрого фольклора, образных идиом, полутонов, намёков, удачно выписанные портреты героев.
Во время поездок по Карачаю, где его сопровождали поэт Исса Каракотов и учитель Зулкарнай Каракотов, Либединского представили патриарху карачаевской литературы, 105-летнему поэту, джырчи Касботу Кочкарову, а также председателю Карачаевского облисполкома Курману Курджиеву. Одновременно Либединский организовывал семинары для пишущей братии, и его советы и рекомендации падали на благодатную почву.
Во второй свой приезд в Карачай в 1939 году Ю. Либединский начал собирать материалы для своей будущей книги - трилогии о народной жизни «Горы и люди». Бывая в аулах Учкуланского ущелья в сопровождении переводчиков, он поближе познакомился с горским бытом, историей, этнографией. Его потрясли песня-плач об охотнике Бийнегере, который расплатился жизнью из-за упоения охотничьей страстью, легенда о пастушке из аула Дуут Аймуше, который вслед за своим стадом, очарованный волшебным бараном, навсегда скрылся в лазурной глади озера Хурла-кёль. Либединский подробно расспрашивал жительницу Хурзука Хуреймат Лепшокову о ведении хозяйства горцев, их пище, национальной одежде, а от других жителей аула он услышал комическую историю, как кто-то из аульчан с гордостью надел на грудь медаль, снятую с племенного быка. И эта байка вошла в роман «Горы и люди», как и всё то, что было накоплено в записных книжках писателя.
Вместе с горцами он поднимался на средневековую башню Мамия Кала, что высится над Хурзуком, почти на отвесной скале. Все свои ощущения и восторг перед величием и красотой царственной природы потом он передал на страницах своей книги: «Никогда Баташ не видел гор в такой близости и огромности - вместе с тем их можно было охватить одним взглядом, от снежных вершин до лесистых подножий. В тишине и прозрачности воздуха они высились неприступно грозные, цельные, точно взявшись за руки»…
Одним из существенных моментов в развитии сюжета романа является строительство Черноморско-Кавказской дороги. Писатель здесь не только опирался на рассказы очевидцев, но и тщательно изучал архивы. Изображение строительства позволило ему показать и рост рабочей солидарности, дружбу русских и горцев. Параллельно с этим описывается жизнь горцев, которые в романе фигурируют как «веселореченцы»: «Они жили родовыми посёлками, несколько родовых поселений составляли аул, объединённый властью княжеского рода». В галерее действующих лиц упоминаются семьи Дудовых, Тамбиевых, Лепшоковых, в описании Батыжевых многое соответствует княжескому роду Крымшамхаловых.
Судьба Юрия Либединского, как и судьбы тех, о ком он писал, была неотделима от бурной истории века и такой противоречивой судьбы Родины. «Но эти люди, - писала литературный критик из Северной Осетии М. Плиева, - умели вдохновенно и страстно откликаться на переживания народа, и, испытав разочарования и гонения, они не отомстили жизни, а одарили её. Именно этим неисчерпаемым вкладом в многонациональную литературу России запомнился Ю. Либединский, «человек для людей», эрудит и гуманист»…
Людмила ОСАДЧАЯ.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Find the Best Web Hosting which offers reliable service and top quality support
Новости партнеров
Комментарии
Календарь
Голосования
Как вы относитесь к введению новых пенсионных правил?