Севастополь – Балаклава - Севастополь

Новости - Люди и судьбы
19 марта – День моряка-подводника
Дата проведения Дня моряка-подводника была выбрана не случайно – 19 марта (по старому стилю 6 марта) по указу императора Николая II в классификацию судов военного флота был включен новый класс боевых кораблей – подводные лодки. Однако в 1917 году отмечать его перестали. Почти восемь десятилетий спустя праздник был возрожден. Своими воспоминаниями о службе на подводных лодках делится наш земляк Михаил БРЕХОВ из Черкесска:
- Я вырос в деревне, и после окончания средней школы два года работал в совхозе на разных работах. В 1957 году был призван в ряды Вооруженных Сил СССР. Пройдя комиссию в Черкеске, нас, группу призывников, с пересыльного пункта  перевели в г. Ставрополь. Пройдя опять-таки тщательную комиссию с последующим испытанием через барокамеру, был зачислен в учебный отряд подводного плавания – электромеханическую школу по специальности “электрик подводной лодки”. Занятия проводились по уплотненному графику. После занятий строевые и спецподготовки по плану.
Требования в школе были очень жесткие, и за получение неудовлетворительных оценок командир взвода мог дать пару нарядов в ночное время на камбуз или другие хозяйственные работы. Некоторые матросы специально плохо учились, чтобы не попасть служить на подводную лодку. Однажды выстроили роту, вызвали из строя всех этих разгильдяев, заставили сдать форму, тут же переодели в серую робу и отправили в стройбат. Я считаю, что эта мера наказания была справедливой в порядке воспитания.
По окончании школы сдали экзамены по всем предметам, а также по спецподготовке: выход в водолазных костюмах через торпедные аппараты, спуск под воду, выход из лодки путем шлюзования и последнее - барокамера. Затем нас распределили по базам подводных лодок.
Я по распределению попал в отдельную Констанцкую ордена Ушакова и Нахимова I ст.бригаду подводных лодок в г. Балаклава. База находилась в очень красивом и живописном месте. Кругом горы, и бухта с моря вообще не просматривалась.
Быстро освоившись в новых условиях службы, сдав экзамены, стал настоящим подводником. Служба на подводной лодке, надо сказать, не из легких, и личный состав должен иметь не только железное здоровье, но и в совершенстве знать свою специальность, устройство ПЛ, чтобы при необходимости в аварийной ситуации быстро сориентироваться и принять правильное решение при ликвидации аварии в своем отсеке.
В те времена часто приходилось выходить в море как на учения, а также для отработки задач, поставленных командованием флота. Несколько раз в год проводились советско-болгарские учения. Неоднократно пришлось мне побывать в Болгарии – порт Бургас, на учениях и болгарские подводные лодки заходили в наши базы. Из-за сложности захода в бухту к пирсам была пробита штольня. При мне она еще не была затоплена и мы иногда командой, когда не было с нами офицера, срезали этот угол и проходили через штольню к пирсам, хотя это было строго запрещено.
В 1959 году в связи событиями в Ливане три подлодки, в том числе и наша, по заданию правительства были направлены к берегам Турции. Наша задача была в случае военных действий, блокировать выход из пролива Босфор. В этом районе мы находились больше 20 суток, всплывали только для выхода на связь.
За успешно проведенную операцию многим морякам был предоставлен отпуск с выездом на родину, другим присвоено очередное воинское звание, весь личный состав ПЛ съездил в санаторий в г. Евпаторию.
В Балаклаве я прослужил примерно 10 месяцев и волею судьбы был зачислен в команду новостроящихся подлодок. После 3-х месяцев подготовки наша команда выехала на судостроительный завод в Сормово. Лодка находилась еще на стропилах. Пока строительство лодки заканчивалось личный состав изучал новый проект, с нами проводили практические задания. В мае ПЛ спустили на воду, затем лодка своим ходом зашла в плавучий док. Шли очень медленно, т. к. буксиру постоянно приходилось менять курс из-за встречных судов и теплоходов – объект был засекречен. Ночью прошли в Ростов под мостом и к утру вышли на рейд Таганрогского залива. Днем сняли тенты, разобрали леса, надстройки, док погрузился, и лодка своим ходом вышла на чистую воду. Переход длился где-то около месяца. И самое главное и ответственное было впереди. Почти ежедневно были выходы в море, т. к. лодка должна пройти заводские и государственные испытания. Пожалуй, больше всех доставалось электрикам. При возвращении с моря на базу команда уходила на берег, а электрики с береговых установок целую ночь заряжали аккумуляторные батареи, и мне как командиру отделения электриков - подводников доставалось вдвойне. Но никто никогда не жаловался и каждый считал, что это его воинский долг и обязанность. Дизельная лодка 633 проекта в то время считалась по своему оснащению, усовершенствованию и техническим характеристикам грозным оружием и намного превосходила иностранные ПЛ этого класса. Пройдя заводские, ходовые и государственные испытания, лодка была введена в состав ВМФ СССР и в последствии передислоцирована на Северный флот.
На этом моя служба закончилась. После службы работал на военном заводе электриком в городе Севастополе, затем уехал в Казахстан в г. Шевченко, работал в атомной промышленности. Окончил вечерний институт и в 1975 году вернулся в Черкесск. Проработав шесть лет на цементном заводе начальником участка “Ремэлектрофильтр”, перешел на работу в сельское хозяйство, в колхоз “Ильичевский” энергетиком, где и проработал до ухода на пенсию.
М. БРЕХОВ.
г. Черкесск.